История Ангелины

 

Я родилась в очень хорошей географической зоне земли. Но в доме, где я выросла, не было условий для жизни. Несмотря на то, что мои родители очень образованные, интеллигентные люди, в 90-е годы были очень грустные времена у них. Так как связей не было, я все вопросы своей жизни решала сама. Особенно сложно было, когда я перешла в третью школу и меня называли сумасшедшей, потому что я приходила в школу с камнями (у меня память из прошлой жизни — я говорю с животными и знаю свойства минералов). Но потом я пришла в театральный кружок и стала известной в школе благодаря одной роли. И все якобы забыли, что я сумасшедшая. С тех пор я театром прикрываюсь, чтобы как — то жить в этом Мире. Несмотря на то, что в любом искусстве тоже много грязи и разных сущностей, мне оно дает защиту и возможность творить. Но и в ГИТИС поступила я только на пятый год поступления, потому что ни связей, ни взятку дать не могу. Когда я приходила на прослушивания, мне всегда говорили, что я бездарность, что я маленькая и толстая для этой профессии, что мне не будут давать никакие роли ( хотя я танцую, но об этом на первых турах никто и не спрашивает). Было очень больно, потому что я была подростком, а на меня такое давление на протяжении 5 лет, что я никуда не подхожу. Сколько было слез и истерик, кто бы знал. Но я верила, что Бог меня любит и не оставит на улице пропадать. Параллельно, когда я поступала, училась на переводчика (в лингвистический ВУЗ я тоже поступила сама по баллам ЕГЭ). Там мир еще хуже театрального. Люди говорят лишь и сексе, еде, как похудеть, сколько стоит порошок, почему такое ужасное правительство, ужасная страна. Иногда о наркотиках, лишь бы ничего не делать и все получать. Это не только студенты, но и педагоги — они живут все в основном земной жизнью. И что самое ужасное —

грязью земной жизни. Я ни в коем разе никого не осуждаю сейчас, но рассказываю насколько была тяжелая энергетика. О Боге и речи не было, если вдруг я заговорю о Нем — тут же говорят Бога нет, все это бред – все на земле решают деньги. А так как я выделялась в группе, то я всегда во всем была виновата. Особенно педагоги любили меня принижать. Всегда вводили в систему и пытались манипулировать. Говорили, чтобы я мыслила как они, считали, что знают — как надо жить. И оттуда не было возможности вырваться — так как нужно образование и жилье в другом городе. Было очень трудно без общения с людьми, которые верят в Бога. Везде была система, а люди в нее верили, сами того не замечая. Жила я в общежитии — это еще сложнее. Там живешь в одной комнате с двумя девочками, которые только развлекались и обсуждали друг друга. Однажды, одна из этих девочек выжила меня из комнаты — сказала, что я ей мешаю жить. Опять я во всем виновата (отсюда у меня комплекс, что я всем мешаю и везде виновата). Мне пришлось переезжать в другую комнату, где девочки говорили о Тимати и как их подружка с ним спала. Но и тут и везде я верила, что Бог меня не оставит и что я никогда от Него не отвернусь. Ведь когда живешь в этом во всем, кажется, что это и есть твоя жизнь, и спрашиваешь – где святость и Бог?! Но я всегда верила, что даже среди таких людей есть те, кому не всѐ равно друг на друга и на Бога. И нашла несколько таких девочек (одногруппницы, параллельные и старшие курсы, соседки в других комнатах). Мы и сейчас с ними общаемся хорошо. Но их надо было искать (они единицы среди тьмы), увидеть свет их души. И даже в университете, среди «взрослых», я находила тех, кто мне как — то помогал и был неравнодушен! У меня были хорошие оценки и стипендия — это были мои деньги, чтобы путешествовать.


 Но и в других странах я сталкивалась с ужасом. Когда я приехала в Америку, в гости к своей

«знакомой», она меня в один момент бросила. И я осталась одна, в чужой стране, без достаточных средств на жилье. В 6 утра, около города, меня высадила на своей машине моя «знакомая » и я пошла пешком к центру. По дороге, около Макдональдса, встретила очень страшных темнокожих ребят, которые, то ли курили травку, то ли наркотики. И мне надо было так пройти мимо них, чтобы они меня не тронули. В Америке, «в низу» общества, страшные вещи — особенно виден расизм, меня могли убить или изнасиловать просто потому, что я «белая». И они не посмотрят американка перед ними или нет. Но я верила в Бога и молилась, верила, что в людях, какими бы они ни были, есть частица Его. И помогли мне тогда выбраться из такого сложного положения именно темнокожие представители своей расы! Я всегда относилась к любым национальностям уважительно, потому что каждый создан по образу и подобию Творца. Если бы они чувствовали во мне разделение людей, то не помогли бы в тот момент.

А когда я уже заканчивала учебу, мне не выдали диплом, потому что я педагогам не нравилась. У них же власть. Они не могли мной манипулировать, я подрывала их авторитет у студентов. Хотя ребята очень любили меня, им было интересно, когда я могла поднять их на разговор о театре, жизни, юморе и о чем — то более возвышенном. А педагогам было всѐ равно на меня. До ректора дело не дошло, к сожалению. То есть у меня неоконченное высшее образование, зато я знаю языки. И в этот последний год я занималась с театральным репетитором, который обещал помочь с поступлением (без связей это практически невозможно было). А он меня потом просто кинул. Хотя я чувствовала, что он нехороший человек и что не надо было ему доверять и платить огромные деньги. Надо было слушать себя. Это была моя ошибка, что я с ним занималась, но я не знала куда деваться, кроме него никого на тот момент не было. Я была на краю пропасти — мне не выдали диплом, кинул с поступлением репетитор. Всех интересовали только деньги. Никому не нужна была я со своим искусством, театром, Богом и Христом. Но я считала, что нельзя отпускать руки и отворачиваться от Создателя. И вот, в последний момент, с искренней верой в Бога, себя и людей, я пришла на

Подробнее «История Ангелины»